Арсений Яценюк. О будущем Украины
Арсений Яценюк. О будущем Украины
27 мая 2009 | 02:31

Распорядители бюджетных средств, не дожидаясь официального оглашения Кабмином соответствующего решения, переходят на обслуживание в госбанки. Насколько обоснован такой шаг в сложившихся экономических условиях?


— Это давняя затея. Такие попытки предпринимались предыдущими правительствами, но безуспешно. В конечном итоге госкомпании отказывались от обслуживания в госбанках, поскольку те не могли обеспечить их кредитным ресурсом в достаточном объеме. Сегодня ситуация с ресурсами иная. Но я убежден, что переводить на обслуживание (в полном объеме — прим. «ВД») в госбанки целесообразно только часть госмонополий. К  примеру, НАК «Нафтогаз України», «Укрзалізницю», энергетические компании, находящиеся в собственности "Государство будет завершать недострои" государства. Дело не в укреплении позиций госбанков, а в том, чтобы Минфин получил инструмент эффективного контроля над движением средств, находящихся в распоряжении госмонополий (впрочем, допускаю, что такой контроль можно осуществлять не только посредством госбанков, но и через централизованную систему учета). В условиях действующей системы учета и отчетности это сделать невозможно. Но переводить весь госсектор в госбанки — это возврат на 18 лет назад.


Если тенденция по переводу счетов в госбанки усилится, как это повлияет на конфигурацию банковской системы страны? Можем ли мы оказаться в ситуации, подобной той, что сложилась в России, где около 50% банковской системы контролирует государство?


— Государственный контроль над банковской системой необходим. Поэтому я не вижу оснований для (существенного  — прим. «ВД») передела рынка в пользу госбанков. После кризиса структура украинской банковской системы изменится, некоторые банки, в основном мелкие, исчезнут. И это к лучшему, поскольку часть банков — всего лишь кассы по обслуживанию бизнеса конкретных персон.

Хорошо, контроль необходим, но каков, по вашему мнению, достаточный уровень проникновения государства в капитал банковской системы?


— Государственный банковский сектор не должен обладать монополией, но при этом он должен играть особую роль в экономическом развитии страны (способствовать реализации приоритетов экономической политики). Но сегодня эта роль существенно изменена. Госбанки принудительно выкупают у Минфина ОВГЗ, под залог которых получают рефинансирование в Нацбанке. Фактически часть госбанков занялась обслуживанием пиар-кампании правительства: их превратили в «дойных коров» для латания дыр в бюджете. Они выдают кредиты по прямому распоряжению правительства. Достаточно вспомнить, что за счет кредитов Ощадбанка было профинансировано погашение задолженности «Нафтогазу» за поставляемый украинским потребителям российский газ. Это грозит нам негативными последствиями.

Свое веское слово могли сказать наблюдательные советы...


— В действующем формате набсоветы госбанков неэффективны. На данный момент их состав формируют правительство, парламент и президент. Надо понимать, что все они стремятся получить часть контроля над кредитным портфелем госбанков. Получается, что каждый из госбанков фактически финансирует бизнесы отдельных политиков. В таком виде набсоветы никому не нужны. Их состав должно формировать исключительно правительство. А контролировать их деятельность — Нацбанк и внешний аудит.

Как в этом случае удастся снизить политические риски? В правительстве достаточно лоббистов от бизнеса.


— Политические риски должны снимать Генпрокуратура и Национальный банк. А что мы имеем на данный момент? Кто-то кому-то не выдал кредит — тут же проводится через парламент постановление об изменении состава наблюдательных советов госбанков, чтобы надавить на правление. Я же все это проходил, будучи главой парламента! Когда председатель правления оказывается более эффективным, он попросту договаривается с отдельными членами наблюдательного совета (о блокировании работы набсовета  — прим. «ВД»). В итоге этот орган в госбанках не работает.

Кроме того, функции набсоветов госбанков необходимо существенно пересмотреть, внеся изменения в Закон «О  банках и банковской деятельности». Максимум, который стоит оставить за набсоветом — утверждение планов деятельности отчетов и актов ревизии. Необходимо понять одну вещь: за деятельность банка должен нести ответственность один человек — глава правления банка. И очень важно, чтобы этот человек не прятался от прокурора за решениями правления и наблюдательного совета. А  сегодня происходит именно так.

«Вхождение государства в капиталы банков — мера временная»

Тем временем государство в лице Кабмина готово рекапитализировать ряд коммерческих банков. Насколько может быть эффективен этот инструмент в условиях отсутствия должного контроля над использованием средств в уже действующих госбанках?


— Кризис привнес новое слово в банковскую систему — «рекапитализация». Я  поддерживаю этот механизм, но эффективным он станет лишь при действенном контроле со стороны НБУ над рекапитализируемыми банками. Не правительства, а именно Нацбанка, в структуре которого должен быть создан для этих целей специальный орган.

Рекапитализация позволит банкам выжить в условиях кризиса. Но я категорически против того, чтобы помогали всем, ведь часть нашей банковской системы уже давно была приговорена к смерти. И мировой финансовый кризис только ускорил этот процесс. Государство не должно закрывать глаза на происходящее в этих банках: акционеров — к ответу, менеджмент — к ответу, заемщиков — к ответу!

По большому счету рекапитализация мало чем отличается от стабилизационных кредитов, которые получали банки в бытность моего руководства НБУ, во время банковского кризиса 2004-го. Должна быть сформулирована четкая программа стабилизации банка, с указанием сроков и т. д. Иначе это не решение проблем, а всего лишь замедление падения финучреждения. Надо также понимать, что вхождение государства в капиталы коммерческих банков — мера временная. После вывода из кризиса государство должно продать принадлежащие ему доли в рекапитализированных банках. И продать эти доли с прибылью. Только в этом случае деятельность правительства и НБУ будет иметь экономический смысл.

Плачевное состояние ряда банков лишь отчасти можно списать на международный финансовый кризис. По мнению «ВД», немалая «заслуга» в том недостаточно эффективного банковского надзора. В этих условиях где гарантия, что средства, выделенные на спасение банков и находящиеся под контролем временных администраторов, будут использованы эффективно?


— У нас нет института формирования временных администраторов. Есть отдельные успешные люди, выполняющие функции временных администраторов. Они осуществляют их успешно только потому, что раньше работали в банковском секторе, заработали репутацию и, в конце концов, у них есть совесть. Остальная часть — это временные администраторы, которые, по сути, являются ликвидаторами. Поэтому и была идея ввести офицеров банковского надзора в большие банки и сформировать постоянно действующий институт временных администраторов. В этом отношении самый важный вопрос — чем занимается НБУ. Он должен осознать всю полноту ответственности за состояние каждого банка, независимо от того, введена туда временная администрация или нет.

«Существует тотальная зависимость Украины от внешнего потребления. К сожалению, потребления продукции с низкой добавленной стоимостью»

Схема кредитования, при которой госбанки получают рефинансирование в НБУ под выкупленные у Минфина ОВГЗ, это же фактически скрытое финансирование бюджета, против чего всегда рьяно выступал тот же Международный валютный фонд. Но в итоге Украина получает очередной транш. Что изменилось?


— Я считаю, что МВФ пошел на беспрецедентные шаги в работе с Украиной. Без принятия законов, без каких-либо гарантий (действий со стороны правительства  — прим. «ВД») они открыли второй транш. Единственный закон во исполнение требований Фонда был принят еще во время моего председательства в парламенте. В Фонде известно об этой схеме (скрытого финансирования бюджета через механизм выкупа Нацбанком ОВГЗ  — прим. «ВД»). Они недовольны, но деньги дают. Сегодня МВФ попал в ситуацию, когда непредоставление денег Украине чревато худшими последствиями, нежели их выделение. В первом случае именно на Фонд возложат ответственность за происходящее в стране.

Что ожидает страну осенью?


— Экономическое будущее страны в значительной степени зависит от тенденций развития мировой экономики. Существует тотальная зависимость Украины от внешнего потребления. К сожалению, потребления продукции с низкой добавленной стоимостью.
Общего мирового рецепта преодоления кризиса пока нет. Каждая страна пытается найти свой выход. Великобритания, к примеру, предпринимает действия, полностью противоположные политике тэтчеризма. США пошли по пути максимального вливания денег в экономику, закачав свыше триллиона долларов. Но кризис все еще не преодолен. Он — закономерный результат исторического развития нашей цивилизации на протяжении последних 100-130 лет. Выход из сложившейся ситуации будет связан с существенным изменением всего пространства геополитики и геоэкономики. Мир будет иметь новую структуру.

Мировая экономика после выхода из кризиса изменится. Какая роль будет отведена Украине в новом международном разделении труда?


— О какой роли можно говорить, если уровень технологий и образования в стране  — это позапрошлый век?! Политическая ситуация, сложившаяся у нас в последние пять лет, ведет к дальнейшей деградации и распаду всех инфраструктур жизнедеятельности страны. Пока еще можно говорить о том, что основную роль в экономике страны играют исторически сложившиеся экспортные направления  — металлургия, АПК и трудовая миграция. Олигархи, которые контролируют эти промышленные отрасли, являются одним из ключевых механизмов деградации. Но если в ближайшие пять лет мы не предпримем радикальных мер, Украина станет третьеразрядной заштатной страной. Это в том случае, если она случайно сохранится в виде единой страны.

Перспективы не самые радужные…


— Каждый, кто был президентом, сделал что-то свое… Кравчук воспользовался ситуацией при распаде Союза. Мы получили независимость и одновременно огромный вал проблем, к которым оказались совершенно не готовы. В первую очередь оказалась не готова сама власть. Кучма добился стабильности и начал строить страну, но не выдержал испытания борьбой с олигархами. За быстрое создание крупной национальной буржуазии всем нам приходится платить по сей день. Ющенко и Тимошенко получили огромный шанс, неимоверный, но не реализовали его. История очень жесткая, она не часто дает шансы, а когда их не реализуют, то История выбрасывает всех за борт и начинает все с начала. Но я не готов ждать 100 лет для получения Украиной новой возможности стать настоящей страной. Я буду бороться за реализацию исторического шанса, доставшегося Украине при моей жизни. События 2004 года очень серьезно раскололи страну — и люди это понимают. Но все зависит от нас, от того, что мы знаем и понимаем, прежде всего, о себе и о своей стране.

Насколько велика вероятность того, что политики в грядущей избирательной кампании будут играть на противопоставлении Запада и Востока?


— Да они так и играли всегда! Янукович, Ющенко, Тимошенко сформировали свой политический и электоральный капитал на разжигании ненависти одних граждан страны к другим гражданам этой же страны. Энергия ненависти и розни   — это основная энергия, которой питаются эти политики.

Опять-таки многие люди разочарованы…


— У нас легче всего — это разочароваться и обидеться.

Вы полагаете, что украинцы недостаточно активны для того, чтобы создавать самим свою историю?


— Я считаю, что это политические лидеры в Украине пассивны, их практически нет. Предыдущая генерац

 

 

www.ua-banker.com

Просмотров: 2350
  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
Показать комментарии (4) Скрыть комментарии Обновить
Спасибо!
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:
Повторите изображенный на картинке код*:
Защитный код