Эрик Найман: Запад может инициировать в Украине мягкую революцию или чем чреват разрыв отношений с МВФ?
Эрик Найман: Запад может инициировать в Украине мягкую революцию или чем чреват разрыв отношений с МВФ?
16 октября 2015 | 07:45

Миссия МВФ, проработав в Украине с 22 сентября по 2 октября, покинула страну, так и не приняв окончательного решения о выделении третьего транша кредита в текущем году. А ведь мы до конца декабря ждем еще и четвертый транш. Политики наперебой заявляют о том, чем именно крайне невыгодна для Украины та реструктуризация внешнего долга, о которой в прошлом месяце договорилась с кредиторами министр финансов. А тем временем тарифы растут — в отличие от зарплат и надежности банков.

 

В интервью FaceNews финансовый эксперт, управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times Эрик Найман заявил: разрыв отношений с МВФ грозит Украине сменой власти и новым кровопролитным массовым протестом. Найман также прокомментировал готовящуюся налоговую реформу и рассказал, насколько катастрофичными, по его мнению, являются условия реструктуризации внешнего долга страны.

 

Перед всеми траншами МВФ Украине были разговоры о том, что денег не дадут. И каждый раз давали. Что сломалось? Действительно ли могут не дать сейчас?

 

МВФ — как строгий учитель. Он говорит, что может не дать, но традиционно выставляет требования, Украина выполняет львиную часть требований, и в итоге МВФ дает. Сейчас учитывая, что Украине удалось стабилизировать экономическую ситуацию, острота предоставления очередного транша спала, и МВФ может перейти от попустительства к ужесточению своих требований. Это то, что произойдет после местных выборов. Нулевая толерантность к коррупции у МВФ проявится в полной мере.

 

Такое давление извне может реально изменить что-то в Украине?

 

Неизбежно изменит. А куда побежит украинская власть, если будет новый Майдан? В какой Ростов? Без денег МВФ Украину ждет обнищание и социально-экономический кризис. У нас растут цены на коммуналку, на газ, электричество. У нас высочайшие цены на продукты питания. То есть инфляция реально изымает гигантские деньги из карманов людей.

 

«В новом Майдане могут быть заинтересованы слишком разные стороны, очень много разных сторон»

 

А что люди видят от власти? Скандалы? Ничего не видят хорошего. Очередная волна девальвации приведет только к... Хоть и говорят, что не будет нового Майдана — ну, подождите. Все еще может быть. В новом Майдане могут быть заинтересованы слишком разные стороны, очень много разных сторон.

 

Есть реваншисты, которые заинтересованы в новом Майдане. Они будут говорить: вы посмотрите, кого вы привели во власть. Да они еще, мол, хуже! Мы-то, мол, воровали — но мы вам давали жить, а эти, которые пришли под лозунгами, что не будут воровать — они мало того, что воруют, так еще и жить не дают. То есть, у реваншистов огромное желание поучаствовать в протесте.

 

Кроме них, возможно, такое желание будет и у гражданского общества, которое с волонтерством, с людьми, которые повоевали в АТО, и у них появилась склонность к насилию. Которые увидели, что власть можно поменять с помощью насилия. Эта вторая группа может быть мощная, которая пока неорганизованная, но мы не знаем, кто ее может возглавить.

 

Может появиться какой-нибудь черный полковник, которого мы сегодня не знаем. Может быть, мы его скоро узнаем, просто он пока еще не стал черным полковником. Это может произойти. И все это будет обращено против текущих властей — против сегодняшнего президента, премьера. Их назначат виноватыми в первую очередь.

 

«Если у нынешней власти не сработает инстинкт самосохранения, возможно, Запад инициирует мягкую революцию»

 

Ну, и некоторых министров, глав ГФС, прокуратуры и прочих организаций. У них должен в какой-то момент сработать инстинкт самосохранения. Тем более, что МВФ их подталкивает к этому. Если этот инстинкт самосохранения у них не сработает — возможно, и со стороны Запада будет инициирована мягкая революция или мягкая смена власти.

 

Каким образом это возможно?

 

Через конституционную реформу, через досрочные парламентские выборы, через переформатирование парламента, через переход к парламентско-президентской республике. Раз у нас президент не в состоянии окажется возглавить процесс реформирования, то эту функцию возложат на премьер-министра. Потому что парламент будет выбирать Кабинет министров.

 

У нас президент думает, что он избрался на пять лет, и его пять лет никто трогать не будет. У премьер-министра такой индульгенции нет, он постоянно на крючке, поэтому он вынужден будет как-то двигаться.

 

«Если за два-три года Украина не реформируется, будет дефолт, банкротство при любых условиях реструктуризации»

 

 

 

Насколько катастрофичными являются условия по реструктуризации внешних долгов, которые недавно получила Яресько?

 

Они не катастрофичные. Ведь Украина пообещала отдать часть будущего дохода, которого вполне может и не быть. То есть если Украина будет зарабатывать деньги — она будет делиться частью заработка. Не будет зарабатывать — значит, не будет делиться. Другое дело, что можно было, конечно, получить большее списание, чем 20%.

 

Можно было выдавить процентов тридцать списания. Это бы немного облегчило нам ситуацию к 2018-2019 годам. Но, опять же, на самом деле реструктуризация — это временная мера. Она дает выигрыш во времени на два-три года.

 

Если Украина реформируется или начнет необратимый процесс реформ — а это вполне можно сделать за два-три года — то все будет замечательно. А если не реформируется — тогда будет дефолт, банкротство при любых условиях реструктуризации.

 

Реструктуризация у нас получилась не очень выгодная, теперь мы еще и транша добиться не можем, который нам уже заранее пообещали — получается, мы все время уступаем?

 

Определенный элемент непрофессионализма как в вопросе реструктуризации, так и во многих других экономических элементах управления страной есть. Да, такая проблема есть.

 

И когда ты слаб, когда ты ошибаешься, то все эти ошибки и слабости используют с целью получения своей выгоды. И Украина потом вынуждена принимать условия. Но это внутренняя слабость Украины, а не внешняя.

 

То есть мы могли бы научиться этого не делать?

 

Да, конечно.

 

«У нас слишком топорно подошли к вопросу реформирования»

 

По словам Олега Устенко, высказывания НБУ не стоит воспринимать всерьез, так как это лишь высказывания каких-то отдельных чиновников Нацбанка, а на самом деле там правит бал МВФ. Что он скажет — то и будет. Можно ли воспринимать этот «патронат» МВФ как что-то хорошее? Может, нас научат работать? Или нас просто используют?

 

Это хорошо только отчасти, потому что все-таки МВФ ничем не рискует. Получается, что за наш счет нам без наркоза проводят достаточно болезненные, шоковые реформы. Начиная с реформы банковского сектора — она совершена просто чудовищным образом. Так не должно быть. У нас постоянно на ощупь ищут, какой же курс гривни будет справедливым, и так же без наркоза решили банковскую систему почистить.

 

И МВФ в данном случае давал достаточно полномочий Украине, чтобы выбрать свой путь и реформирования, и валютного курса. Но у нас слишком топорно подошли к этому вопросу.

 

«Украинский бизнес платит гигантские неформальные социальные налоги»

 

В Украине, кажется, налоги не платят не потому, что закон написан так или эдак, а потому что люди нашли пути обходить законы и не доверяют государству, которое собирает подати. В свете этого налоговая реформа, которую вроде как требует президент, по Вашему мнению, нужна? И в каком формате она нам нужна?

 

Это настолько комплексный, огромный вопрос, что на него нет одного ответа. Украинцы платят гигантские коррупционные налоги. Украинский бизнес платит гигантские социальные налоги — не формализованные, неформальные.

 

То есть украинцы сегодня за все платят. И вопрос не только в налоговой системе. Поэтому нельзя сказать, что мы сделаем налоговую реформу — и все будет прекрасно. Любой, кто так думает — безумец. Или глупец.

 

Что Вы имеете в виду под неофициальными социальными налогами?

 

Любое волонтерство. Любое финансирование госрасходов. К примеру, вы приходите в больницу, и вам говорят: у нас есть фонд, и пока вы не сделаете оплату в тот фонд, мы вас лечить не будем. Это что? Это налог.

 

Бизнесмены в агросекторе мне жалуются: они берут землю в аренду и вынуждены платить деньги в бюджеты местных сельсоветов. Потому что если они не будут платить, то селяне заберут паи и скажут «бай-бай» этому инвестору. И, конечно же, он платит эти налоги. Но это тоже не формализовано. Он не может себе сказать, что это расходы. Он просто на себя берет и платит.

 

Инфляция. Когда происходит инфляция в 50% - это налог. Просто грубо залезли в карман каждому гражданину и вытащили оттуда до половины доходов. И так далее. У нас на самом деле налоговая система — ну, 30% от ВВП. А коррупция, инфляция, социалка различного рода — это еще в два раза, пожалуй, больше. Итого, сколько зарабатывает обычный украинский бизнес? Ну, хорошо, если зарабатывает. А так почти все изымается.

 

www.ua-banker.com

Просмотров: 2059
  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
Показать комментарии (0) Скрыть комментарии Обновить
Спасибо!
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:
Повторите изображенный на картинке код*:
Защитный код