Последние дни русских олигархов и украинских
Последние дни русских олигархов и украинских
9 марта 2009 | 13:59

И дома и за рубежом они - сказочные фигуры, люди, которые видели себя Карнеги и Рокфеллерами России. Они известны под именем олигархи, и скоро, благодаря экономическому кризису, они могут оказаться на свалке истории.

 

Дерзкие, молодые и богатые, те инсайдеры перестроечного бизнеса, которым удалось избежать национализации - не говоря уже об изгнании или лишении свободы - в период правления Владимира Путина, стали еще богаче за время последнего товарного бума. Но мало кто пострадал так сильно и так быстро за последние месяцы, как они.


Многие из богатейших людей России оказались перед лицом финансового кризиса с большой долей заемных средств и не смогли продлить срок кредитования в западных банках. Кремль помог им, выдав в конце прошлого года краткосрочные долги, потому что правительство не хочет, чтобы их активы оказались в чужих руках. Но эти государственные кредиты придется отдавать в конце года, впридачу к уже существующим зарубежным долгам.

Долговая гора настолько велика - по подсчетам Центробанка только в этом году российские банки и корпорации должны выплатить 128 миллиардов долларов - что, по утверждению банкиров, многие олигархи не смогут выплатить свои кредиты. Только малая доля этого долга, около 7 миллиардов долларов, выдана в форме корпоративных облигаций. Остальная сумма - это банковские кредиты, выданные компаниям, в основном принадлежащим олигархам или государству.


"Те, кто остались, будут уничтожены кризисом", гововрит Ольга Крыштановская, социолог, изучающий российские элиты в рамках своей работы в национальной Академии Наук. “Все рычаги в руках у Кремля. Если они захотят помочь, то помогут. Если не захотят, то скажут: “У нас теперь либерализация; рыночные отношения определят, кто из вас уцелеет”.


Некоторые олигархи находятся в настолько безвыходном положении, что группа руководителей металлургической отрасли уже побывала в Кремле в январе, чтобы сделать предложение, которое еще недавно казалось невозможным. На встрече с президентом Медведевым они предложили слияние своих активов, включающих крупнейшие российские рудники и заводы, в конгломерат, контролируемый государством. В обмен они просили правительство рефинансировать миллиарды долгов западным банкам.


Другими словами, эти бизнесмены добровольно предложили дать обратный ход спорным приватизациям, которые в середине 1990-х годов породили олигархов в ходе залоговых аукционов.

 

- Они торопятся наперегонки, чтобы быть первыми, кто заключит сделку с правительством, - говорит Роб Эдвардс, аналитик металлургической отрасли в московском инвестиционном банке Renaissance Capital. По его словам, доступ к государственным золотовалютным резервам, является “бесплатным пропуском из тюрьмы” для российских олигархов.


К сожалению для многих олигархов и для западных банков, которые ссудили им деньги, этим пропуском больше нельзя воспользоваться. Парадоксальным образом правительство, которое раньше поддерживало национализацию нефтедобывающей и других отраслей, теперь вынуждено экономить средства, чтобы поддерживать курс рубля и федеральный бюджет, и не выказывает никакого интереса к инвестициям в проблемные отрасли.


Некогда неуязвимые олигархи сегодня выглядят очень беззащитными. С государственной поддержкой или без нее, скорее всего правительство получит контроль над их предприятиями. Если они не получат никакой помощи, многие будут вынуждены объявить себя банкротами, а затем скорее всего последует национализация. А любая новая помощь от государства скорее всего приведет к необходимости отдать доли в бизнесе правительству.


По словам банкиров, кризис уже повлиял на стиль жизни, включавший в себя мега-яхты, частные самолеты и огромные резиденции в Великобритании и Франции.


"Сегодняшний кризис беспощаден к производителям полезных ископаемых", - заявил в интервью Алишер Усманов, один из металлургических баронов, присутствовавших на январской встрече в Кремле. "Он заберет себе все, что мы накопили".


По подсчетам Bloomberg News, за период первоначального краха российского рынка акций с мая по октябрь прошлого года, 25 богатейших людей из списка российского издания журнала Forbes потеряли в общей сложности 230 миллиардов долларов. Некоторые из тех, кто не смог получить помощи от государства, выставили свои самолеты, яхты и поместья на Лазурном побережье в качестве обеспечения по кредитам, говорит Олег Вьюгин, директор МДМ-банка.


Многие из российских олигархов являются клиентами вьюгинского банка; он отказался обсуждать конкретное имущество, принятое им в качестве обеспечения, но говорит, что часто встречается с богачами, чтобы подписать подобные сделки. “Промышленные активы мало что стоят сегодня”, - объясняет он, пожимая плечами.


Но сегодня на карту поставлено гораздо больше, чем кричащий блеск постсоветского богатства. Как показала встреча в Кремле, на карту поставлено будущее право собственности в горнодобывающей и металлургической промышленности, которые будут играть решающую роль в любом процессе экономического выздоровления.


Кроме г-на Усманова на встрече присутствовали Олег Дерипаска, ядерный физик, превратившийся в постсоветского захватчика компаний; Михаил Прохоров, металлургический инвестор и самый богатый холостяк России; Владимир Потанин, промышленник, получивший выгоду от первых приватизаций; и Виктор Вексельберг, нефтяной магнат, недавно пожертвовавший коллекцию пасхальных яиц Фаберже (некоторые из которых он купил у семьи Малькольма Форбса), стоимостью 100 миллионов долларов, российскому музею.


Вместе они являются владельцами крупнейших мировых производителей алюминия и никеля. На первый взгляд, предложение олигархов похоже на те, что сегодня обсуждаются правительствами по всему миру: приобретение долей в терпящих крах компаниях. Но в России все по-другому.


Еще до начала кризиса правительство занималось консолидацией промышленности в государственной собственности; дальнейшее отчуждение собственности в пользу государства будет выглядеть не как взвешенные ответные меры против кризиса, а как еще один предлог для постоянного расширения государственной роли в бизнесе.


Переговоры проходят в типично-российском непрозрачном стиле: те, у кого есть деньги и власть, маневрируют в дворцовых коридорах. "Самое главное в России - это личности", - говорит Маша Липман, сотрудник Центра Карнеги в Москве.


Попытки определить, кто из крупных промышленников находится в фаворе, стало новой частью науки “кремленологии” для западных банкиров. Недавно участники рынка были очень озабочены, узнав, что г-н Дерипаска, считавшийся непревзойденным кремлевским инсайдером, был вынужден ждать приема в коридоре перед кабинетом одного министра. Эта информация была передана одним из советников металлургической промышленности, который предпочел не называть свое имя или обсуждать подобные дела в открытую. "Министры не желают его видеть", - сказал советник.


Для магнатов, которые сравнивали себя с американскими капиталистами, также использовавшими жесткие методы и стремительно поднявшимися “в князи” на рубеже XX века, банкротство и национализация совсем не похожи на уход в филантропию и семейное наследство, как могла бы подсказать популярная аналогия.


В лучшем случае российские олигархи будут вынуждены управлять своими бизнесами, которые станут подразделениями государственных конгломератов. В случае исполнения более мрачного сценария, не стоит забывать, что новые российские традиции включают в себя изгнание или тюрьму. Многие из богатейших людей 1990-х, попавших в немилость у г-на Путина, такие как Борис Березовский, или Владимир Гусинский, банкир и медиа-магнат, уже много лет находятся в добровольном изгнании.


На прошлой неделе Михаил Ходорковский, бывший владелец НК ЮКОС, уже отсидевший шесть лет за мошенничество и уклонение от уплаты налогов, был привезен в Москву на новый судебный процесс, где он обвиняется в отмывании денег и хищениях. Его сторонники говорят, что первый судебный процесс был организован Путиным, чтобы устранить потенциального политического соперника. Новые обвинения могут добавить 22 года к его текущему тюремному сроку.


Г-н Дерипаска, женатый на приемной внучке бывшего президента Бориса Ельцина, больше не является богатейшим человеком России. Деловой журнал “Финанс” сообщил в феврале, что он оказался на восьмом месте, после того как стоимость его активов упала на 90 процентов до 4.9 миллиардов долларов в результате биржевого краха, начавшегося в России прошлой весной. “Финанс” назвал богатейшим человеком г-на Прохорова, чье состоянии оценивается в 14.9 миллиардов долларов.


Г-н Прохоров может позволить себе позлорадствовать: в апреле 2008 года, когда рынок был на пике, команда Путина заставила его продать свою долю в “Норильском никеле” Дерипаске. Теперь у г-на Прохорова море наличности, а г-н Дерипаска имеет миллиарды долгов.


Другим также не повезло. Нефтяной магнат Шалва Чигиринский, также активный в области недвижимости, пообещал акционерам продать свой самолет и дома во Франции и Великобритании, чтобы выплатить долги.


Еще один застройщик Сергей Полонский, был так уверен в успехе своего бизнеса по застройке нового района небоскребов в Москве, что в прошлом году он назвал своего сына Мираксом в честь своей компании Mirax Group. Недавно г-н Полонский был вынужден устраить пресс-конференцию, чтобы опровергнуть слухи о том, что его компания стала банкротом.


Прошлой осенью Михаил Фридман, ловкий, моложавый миллиардер, был вынужден попросить руководителей Deutsche Bank об устном соглашении, которое позволило бы ему выкупить один из своих наиболее ценных активов - 44-процентную долю в мобильном операторе “ВымпелКом”. После разговара г-н Фридман смог получить 2-миллиардный кредит в Кремле, который позволил ему рассчитаться с Deutsche Bank.


Хватаясь за соломинки, другие олигархи последовали примеру г-на Фридмана, ища помощи у правительства.


До начала экономического краха правительство Путина насильно аннулировало постсоветские приватизации в некоторых нефтяных и других компаниях. Ссылаясь на задолженности по налогам, в 2003 году государство наложило арест на ЮКОС и распродало компанию по частям. В 2006 году компания Shell была вынуждена продать половину своего проекта “Сахалин-2” “Газпрому”. Авиастроительные компании, производители автомобилей и другие компании были превращены в гигантские государственные холдинги, и не всегда эти превращения были добровольными.


(В 2005 году Роман Абрамович, один из олигархов, близких к Путину, продал свою компанию “Сибнефть” государственному гиганту “Газпрому” за 13 миллиардов долларов и переехал из России в Лондон - теперь это выглядит как дар предвидения с его стороны.)


В России появилось несколько десятков подобных конгломератов, многие из которых оказались под контролем бывших коллег Путина по КГБ. Эти компании и их директора-шпионы, которых иногда называли новым поколением олигархов, пока не страдают от опасности дефолта.


Одним из признаков того, что металлургическая промышленность может двигаться в направлении насильственной консолидации, является назначение Владимира Стржалковского, который работал в ленинградском КГБ в 1980-х годах, генеральным директором “Норильского никеля” - компании, которая могла бы стать центром предполагаемого слияния. Назначение произошло прошлым летом.


Тем не менее, на кремлевской встрече в январе президент Медведев не сделал никаких обещаний; он попросил магнатов согласовать вопрос между собой и вернуться с планом слияния, который он мог бы принять. Это оказалось непросто.


26 февраля Потанин и Дерипаска вновь встретились с Медведевым; в этот раз Медведем сказал, что “Норильский никель” не будет включен в слияние. Получение контроля в промышленности, которое раньше было краеугольным камнем государственной политики, теперь рассматривается Кремлем с долей скепсиса.


Однако идея слияния с государственной корпорацией по-прежнему жива. Г-н Усманов заявил, что он будет стремиться к слиянию своей компании “Уральская сталь” с государственной корпорацией “Ростехнологии”, управляемой бывшим агентом КГБ Сергеем Чемезовым, который в 1980-х годах работал вместе с Путиным в восточногерманском Дрездене.


Тем временем, после того как прошлой осенью он получил от государства 4.5 миллиарда долларов, чтобы выплатить синдицированный кредит группе банков, среди которых Merrill Lynch, Royal Bank of Scotland и BNP Paribas, г-н Дерипаска делает вид, что ему не требуется дополнительная помощь. Прежде чем политика государства поменялась в этом году, Кремль роздал лишь 11.8 миллиардов долларов из 50 миллиардов, изначально отложенных на рефинансирование зарубежных долгов.


“Нам не нужна финансовая помощь от государства”, Дерипаска заявил в интервью телеканалу “Вести”, которое было показано 28 февраля. “Все совсем наоборот: мы пытаемся как можно скорее выплатить свой долг правительству.”


Тем не менее, западные банки испытывают нетерпение. Австрийский банк Raiffeisen страдает от действий Дерипаски больше других. Прошлой осенью он рефинансировал кредит на 500 миллионов евро, выданный Deutsche Bank, чтобы спасти г-на Дерипаску от требования о дополнительном обеспечении для его строительного бизнеса. Теперь Дерипаска заявляет, что он хочет добиться моратория на выплаты всем кредиторам. В пятницу его алюминиевая компания “Русал” заявила, что банкиры согласились на двухмесячную отсрочку, пока идут переговоры о более долгосрочном соглашении по реструктуризации долгов.


Г-н Усманов заявил, что российским горнодобывающим компаниям несомненно потребуется государственная поддержка.


По его словам, осталось лишь договориться о жизнеспособной модели, в которой государство вновь будет играть роль в великой горнодобывающей и металургической промышленности, созданной в советское время. “Кризис обусловил ситуацию” - говорит он. - Я не вижу в этом ничего постыдного".

 

Просмотров: 2068
  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
Показать комментарии (0) Скрыть комментарии Обновить
Спасибо!
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:
Повторите изображенный на картинке код*:
Защитный код