Бахматюк
Технология обнала: как работают в схемах конвертаторы, банки и страховщики
Технология обнала: как работают в схемах конвертаторы, банки и страховщики
27 июня 2018 | 17:50

В кампании по очищению украинской экономики от теневых схем конвертационные центры, обеспечивающие уклонение от уплаты налогов и оборот "черного нала", всегда занимали особое место. Несмотря на развернутую по всем фронтам борьбу, спрос на такие услуги остается.

 

Потому что наличные деньги, не учтенные по бухгалтерии, могут дать их владельцам много возможностей. И получить их можно не только с помощью "конвертационных центров", есть и другие способы. "Цензор.НЕТ" выяснил, как изменились за последние годы схемы обналичивания денег и что делают правоохранители, чтобы ликвидировать каналы отмывания средств, которые в том числе, могут быть направлены на финансирование терроризма.

 

ЗАКАЗЧИК ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

 

Сейчас уже нет, как это было при Януковиче, открытых и всем известных программных площадок, куда налоговая сама загоняла бизнес. Загонщиков тоже нет. А "конвертцентры" если и пытаются работать, то с куда меньшими оборотами и на короткий период. Кроме того, предприятиям, воспользовавшимся их услугами, в итоге все равно приходиться возвращать государству недоплаченное, утверждают в ГФС.

 

"Многие схемы минимизации и уклонения от уплаты налогов остались в прошлом - это и "фиктивные сельхозпроизводители", и "технические" акции и другие. Сегодня усилия налоговой милиции направлены, в первую очередь, на ликвидацию транзитно-конвертационных групп и так называемых схем "встречного транзита" (замена товарных позиций в цепи поставки)", - рассказал в комментарии  первый заместитель главы ГФС Сергей Белан.

 

По его словам, в 2017 году ликвидировано 65 "конвертационных центров" с общим объемом операций свыше 13,5 млрд грн, изъято средств в сумме 334 млн грн, из которых наличными - 214 млн грн.

 

Долгое время правоохранителями в основном велась бессмысленная охота на так называемые "бабочки-однодневки", которые можно создавать сотнями в день. Свое название "однодневки", чья задача - за определенный процент "помочь" бизнесменам в обналичивании денег, получили изначально за короткий период деятельности. Отработав свое в системе "обнала", компания, зарегистрированная на какого-нибудь бомжа, стремительно переходила в разряд брошенных активов. Их находили, рапортовали, но никто не искал заказчика таких услуг. Ситуация изменилась лишь несколько лет назад, когда в налоговой милиции заявили, что особое внимание будут уделять именно выгодополучателям.

 

"Мы устанавливаем не только структуры, которые существуют лишь на бумаге для обеспечения деятельности "конвертов", но и реальные предприятия, заказывающие услуги конвертации и формирования теневого налогового кредита, - продолжает Сергей Белан. - С предприятий реального сектора экономики - пользователей услуг "конвертационных центров" в прошлом году взыскано 764,7 млн грн.

 

Например, после ликвидации одного из "конвертцентров" в Оболонском районе столицы, были установлены организатор, соорганизатор, бухгалтер и курьер. Им всем было сообщено о подозрении в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч.5 ст.27, ч.3 ст.28, ч.2 ст.366, ч.2 ст.205, ч.2 ст.200, ч.3 ст.209, ч.5 ст.191 УК Украины. А в январе этого года материалы уголовного производства с обвинительными актами в отношении организатора и соорганизатора направлены в суд. Также по решению суда по предприятиям реального сектора экономики, воспользовавшихся услугами этого "конвертационного центра", назначено 67 проверок. В настоящее время, сумма доначислений составляет более 16 миллионов гривен, часть из которых уже поступила в государственный бюджет.

 

Наиболее распространенная схема, когда речь идет о переводе безналичных средств в наличность и формировании налогового кредита, работает следующим образом. Для прикрытия своей деятельности организаторы "конвертцентра" регистрируют или приобретают корпоративные права ряда транзитных и фиктивных предприятий, на счета которых предприятия реального сектора экономики перечисляют средства якобы за приобретенные товары (работы, услуги). В дальнейшем деньги снимаются наличными и, вместе с поддельными первичными документами, передаются служебным лицам компаний реального сектора экономики (за исключением определенных процентов от суммы, которые служат "вознаграждением" за предоставление незаконных услуг).

 

В этом сегменте теневого рынка нет случайных людей. Здесь работают хорошо организованные преступные группировки, с четким распределением ролей. Например, так выглядит определение "обязанностей" участниками ОПГ, выявленной налоговой милицией в Черниговской области. Организатор проводил переговоры с клиентами-заказчиками услуг по проведению фиктивных сделок, обеспечивал необходимые объемы наличных средств для деятельности "конвертационного центра", контролировал финансовые операции на счетах предприятий-участников "конверта". Соорганизатор, помимо этого, давал указания бухгалтерам и передавал клиентам "проконвертированные" деньги. Еще один участник ОПГ - бухгалтер, отвечала за ведение налогового учета предприятий, входящих в состав "конвертационного центра", контролировала систему клиент-банк. Дополнял компанию – вербовщик, который занимался приобретением юридических адресов, регистрацией и закрытием предприятий, вербовкой "фиктивных" руководителей и открытием банковских счетов.

 

Организованный группой "конвертцентр" предоставлял услуги субъектам хозяйствования реального сектора экономики г. Киева, Черниговской, Донецкой, Луганской и Днепропетровской областей.

 

В налоговой милиции отмечают, что имеющиеся тенденции свидетельствуют о явных изменениях в деятельности транзитно - конвертационных групп в последние годы.

 

Во-первых, уменьшились объемы проводимых операций, происходит измельчение "конвертационных центров". Если, например, в 2014 году средний оборот операций отдельного "конвертационного центра" составлял 470 миллионов гривен, то в 2017 году - 210 миллионов. При этом курс гривни к доллару вырос, то есть реальные доходы "конвертов" упали.

 

Во-вторых, за последние три года увеличилась стоимость таких услуг: если раньше это было 6-8%, то сейчас в среднем 12-14%. Именно такую сумму платили заказчики одного из крупнейших "конвертцентров", который был ликвидирован налоговой милицией совместно с Генпрокуратурой в апреле этого года. Его оборот составил 850 миллионов гривен.

 

Комментируя изменившиеся тенденции, в ГФС заявляют, что процент за оплату услуг, предоставляемых в этом сегменте теневого рынка, еще недостаточно вырос. Вот если стоимость поднимется хотя бы до 18%, для предприятий реального сектора экономики будет выгодней платить налоги в правовом поле.

 

В любом случае, самим конвертаторам уже сейчас действовать становится сложнее и менее рентабельно. А заказчикам услуг приходится платить дважды. Сначала теневикам, потом государству, компенсируя ущерб.

 

"Если посмотреть на реальные поступления в бюджет, очевидно, что база налогообложения растет, налоговые отчисления тоже. А это и есть конечный результат нашей работы. Наблюдается ежемесячный рост декларирования и поступления в бюджет. Например, в октябре 2017-го по платежам, закрепленным за фискальной службой, обеспечен сбор в общий фонд государственного бюджета в сумме 60 миллиардов гривен, с учетом бюджетного возмещения НДС поступления составили 50,2 миллиарда гривен. При этом индикативный план Министерства финансов был выполнен на 103,9%, то есть бюджет был перевыполнен на 1,9 миллиарда гривен. Цифры говорят о крайне медленной, но все-таки реальной детенизации в определенных отраслях экономики", - объясняет первый заместитель главы ГФС.

 

ПЕРЕСТРАХОВАННЫЕ РИСКИ

 

Изменились и схемы по получению наличных средств, в которых задействованы банки. Если раньше "конвертационные центры" получали наличные средства в основном в каком-то одном, так называемом "обнальном" банке, то теперь для этого используются счета многих субъектов хозяйствования, открытые в нескольких банках, в т.ч. и государственных. Наличные получаются небольшими суммами (до 150 тысяч гривен), не только через кассы банков, а и через банкоматы. Кроме того, деньги получают и у субъектов хозяйствования, которые реализуют товары за наличные средства без отражения в бухгалтерском учете предприятия.

 

Сотрудники банков, как и их руководители, стали осторожнее. Если раньше было такое, что сами банкиры организовывали схемы с подставными людьми, и даже открывали счета на умерших, то сейчас этого уже нет.

 

Часто правоохранители находят деньги в банковских ячейках, в офисных помещениях и автомобилях, используемых конвертаторами для работы. Так, во время обысков в мае этого года, сотрудники налоговой милиции Киевской области и Генеральной прокуратуры Украины обнаружили и изъяли денежные средства в размере 863 тысячи долларов США, 138 тысяч евро и 5 млн гривен. (Общий эквивалент в национальной валюте составляет 32 млн. грн).

 

"Документирование схем, которые используются для получения наличных средств и услуг по уклонению от уплаты налогов для предприятий реального сектора экономики, требуют проведения большого количества оперативно-следственных мероприятий, что обусловлено участием в их функционировании цепочек юридических и физических лиц. Установить всю схему преступной деятельности невозможно без получения информации о движении средств по счетам участников транзитно - конвертационных групп. - отметил Сергей Белан. – Чтобы усилить эффективность сбора доказательной базы о преступной деятельности фигурантов, мы подключили к этому процессу аналитиков. С начала этого года ликвидировано 38 конвертационных центров, объем операций, которых составил более 9,4 млрд грн. По результатам проведенных мероприятий наложен арест на денежные средства в сумме 103 млн грн, взыскано в бюджет 406 млн гривен. По остальным суммам идут процессуальные и судебные процедуры".

 

Сергей Белан также рассказал, что для минимизации налоговых обязательств активно используются финансовые и страховые компании. Перевод средств в теневой оборот осуществляется, как правило, путем перестрахования, купли-продажи ценных бумаг, предоставления кредитов и займов.

 

Так, действующая в Волынской области финансовая компания якобы на законных основаниях выдавала кредиты физическим лицам. Оперативники установили, что почти все "счастливчики" понятия не имеют о свалившихся на них благах. На самом деле, это были деньги, полученные от заказчиков конвертационных услуг под видом предоставления финансовой помощи и по несуществующим долговым обязательствам. Всего таким образом удалось обналичить 125 миллионов гривен, которые за вычетом 5 % комиссионных были возвращены заказчикам. Все они на сегодня установлены и в качестве свидетелей пока привлекаются к уголовному производству.

 

Приблизительный объем рисковых операций на страховом рынке в 2017 году превысил 5 миллиардов гривен. А ориентировочные потери бюджета при этом составляют сотни миллионов гривен. Удельный вес исходящего перестрахования у некоторых компаний достигает 90% от валовых страховых премий. В ряде случаев используются субъекты хозяйствования с признаками фиктивности или подставные физические лица.

 

По словам Белана, "Типичная противоправная схема уклонения от уплаты налогов с использованием страховых компаний заключается в следующем: заказчики услуг – предприятия реального сектора экономики, на основании заключенных договоров страхования, которые, как правило, не имеют реальной экономической целесообразности, перечисляют безналичные денежные средства на счета "схемных" страховых компаний. Последние, в свою очередь, переводят их по договорам перестрахования, путем купли-продажи ценных бумаг и т.д., на счета юридических и (или) физических лиц, в т.ч. с признаками фиктивности, подконтрольных участникам "конвертационных центров". Средства с их счетов снимаются наличными и за вычетом процентов за "услуги" передаются должностным лицам предприятий - пользователей такой схемы. Такая схема позволяет предприятиям реального сектора экономики завышать расходы за счет "страхования" и получать неучтенные наличные средства".

 

Кроме того, используя операции перестрахования финансовых рисков на "схемных" страховых компаниях, реально действующие страховщики минимизируют полученную прибыль, что приводит к неуплате средств в бюджет. В общем, от функционирования указанных схем бюджет недополучает десятки, а то и сотни миллионов гривен. На сегодняшний день с начала года налоговой милицией зарегистрировано 6 уголовных производств по фактам нарушений законодательства в страховой сфере, предметом исследования по которым стали операции на общую сумму более 1,5 млрд грн.

 

"Основной элемент в таких схемах - так называемая "налоговая яма". Это компания, которая находится много лет в замороженном состоянии, но с лицензией и в какой-то год неожиданно платежи "взлетают" до величин от полумиллиарда до трех и более миллиардов в год, а затем она резко становится банкротом или ликвидируется. Концы в воду", - рассказала в комментарии "Цензор.НЕТ" директор Федерации страхования Украины Галина Третьякова.

 

По ее словам, существуют маркеры, по которым ясно на 98%, чем занимается компания. Это фонд зарплаты около пяти тысяч гривен в месяц (менее 1% от дохода), это высокий уровень перестрахования (более 90%). При более тщательной проверке видна вся цепочка операций от страхователя до "ямы".

 

Ущерб от такой незаконной деятельности наноситься не только государственному бюджету, но и самому рынку, добросовестным акционерам и страховщикам. Чтобы исправить ситуацию, государство должно больше уделить вниманию этой проблематике, считают в Федерации страхования.

 

Отвечая на вопрос, почему такие схемы существуют и их нельзя ликвидировать, Галина Третьякова отметила: "Институционально не способный регулятор, у которого нет мандата, средств и людей для такой работы. Второе, это отсутствие любой традиции подготовки политики развития небанковского сектора, нет специалистов ни в Минфине, ни в Минэкономразвития, ни в Минсоцполитики. Нет понимания, как можно использовать страховой сектор в целях разгрузки госбюджета, в целях новой социальной политики. Нет традиций пруденциального надзора, наоборот, есть советское наследие попыток административного влияния на свободу хозяйственной деятельности страховщика".

 

В ГФС заявляют, что они не имеют возможности мониторить онлайн-операции страховых компаний, и поэтому им приходится анализировать только данные поданной налоговой отчетности. Сложность также заключается в том, что в схеме может быть задействовано не меньше трех компаний, и чтобы установить степень рискованности операции, необходима одновременная проверка всех ее участников. Поэтому, чтобы реагировать на рисковые операции быстрее, в ГФС считают целесообразным налаживание взаимодействия с Нацкомфинуслуг с целью получения информации об операциях страхования и перестрахования.

 

Кроме того, сложность доказывания фиктивности страховой деятельности заключается в отсутствии нарушения норм действующего законодательства, которое регулирует создание и функционирование страховых и финансовых компаний, а также оборот ценных бумаг. Правоохранители не имеют полномочий вмешиваться в хозяйственную деятельность компаний, которые выполняют все нормативы, установленные профильными регуляторами. Поэтому правоохранители пытаются пресекать возможную преступную деятельность страховых компаний, используя прежде всего свои собственные аналитические возможности.

 

В любом случае, одними усилиями фискалов ликвидировать теневые схемы невозможно. Бизнес не откажется от услуг конвертационных центров и других схем ухода от налогообложения, если правоохранительные органы в тандеме с политиками и общественными организациями не создадут неприемлемые для теневого рынка законодательные и экономические условия. 

 

www.ua-banker.com

Просмотров: 812
  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
Показать комментарии (0) Скрыть комментарии Обновить
Спасибо!
Имя*:
E-mail:
Комментарий*:
Повторите изображенный на картинке код*:
Защитный код